Рак, генетика и связь между ними

20, Авг 2018

​В Тель-Авивском медицинском центре Сураски (Ихилов) начал свою работу онкогенетический центр. Что же такое онкогенетика?

В последние годы и врачи, и пациенты все чаще говорят об индивидуально подобранном лечении. Что же на самом деле имеется в виду? В принципе индивидуальный подход в онкологии — не новость: мы всегда стремились учитывать определенные характеристики основного заболевания, сопутствующие заболевания, функциональный статус больного и даже социально-экономические аспекты, с тем чтобы избрать не только эффективную, но и безвредную тактику лечения. Однако недавно данная отрасль обогатилась за счет новых «игроков» — речь идет о множестве генетических и геномных исследований, призванных «разгадать» специфический код каждой опухоли и, тем самым, дать нам возможность лечить больного оптимальным образом. Вместе с тем, в упомянутой области еще не стихли разногласия. Некоторые из тестов уже вошли в рутинную практику в определенных ситуациях, большинство же на сегодняшний день далеки от широкого использования, так что к перспективам применения тех или иных технологий следует относиться с известной осторожностью. Итак, на чем же основаны подобные тесты?

Скорее всего, многие из вас слышали этот тезис: «All cancers are genetic, but not all cancers are hereditary» (т.е. «Все виды рака генетически обусловлены, однако не все являются наследственными заболеваниями»). Заявление о том, что «все виды рака генетически обусловлены», означает, что в каждой опухоли развиваются те или иные мутации — изменения в генной последовательности, транслокации, количественные изменения, выражающиеся в отсутствии или, наоборот, наличии лишних участков генов, участков хромосом или даже целых хромосом. Упомянутые изменения, развивающиеся в определенных тканях — не во всех клетках организма — обусловлены различными факторами окружающей среды, естественным процессом старения организма и/или сбоем в системе коррекции повреждений ДНК. Речь идет о так называемых соматических мутациях (приобретенных). Они могут привести к раковой трансдукции в здоровую ткань или к прогрессированию злокачественного процесса в опухолевой ткани. В отличие от соматических мутаций, существуют и изменения, наследуемые через ДНК, так называемые генеративные мутации (germline). Они присутствуют во всех здоровых клетках организма уже на зародышевой стадии. Те же мутации обнаруживаются и в раковых клетках того же человека. Соматические мутации, в отличие от генеративных, наследственным путем не передаются. В этом и заключается объяснение второй половины тезиса, а именно — не всякий рак является наследственным заболеванием.

От многих пациентов можно услышать фразы вроде «сделал генетический анализ и оказалось, что я не носитель», или «отправили мою опухоль на анализ и оказалось, что это не генетическое». Такие высказывания свидетельствуют о непонимании сути теста и об ошибочной интерпретации его результатов. Значение получаемых данных, между тем, колоссально — и иногда не только для самого пациента, но и для его родственников. Здесь уместно упомянуть о важности онкогенетической консультации, посвященной наследственной предрасположенности к раковым заболеваниям. Речь идет лишь о 10% больных, у которых, в отличие от подавляющего большинства, злокачественный процесс связан с фактором наследственности.

Генетические консультации в связи с наследственными формами рака проводятся уже много лет на базе генетических научно-исследовательских институтов, однако спрос на данную услугу значительно превышает предложение. Иногда, в особенности в последние годы, генетическое обследование сразу после постановки диагноза приобретает особую важность — речь идет об обследовании в рамках разработки плана лечения, peridiagnostic testing. Результаты могут повлиять не только на решения врача, но и на предпочтения пациента в выборе того или иного метода лечения. Приведу несколько примеров возможных последствий генетических исследований на раннем этапе:

  • объем операции у больных раком молочной железы с мутацией  BRCA;
  • выбор момента для профилактического удаления яичников у больной раком молочной железы с мутацией  BRCA;
  • объем резекции кишечника у больного с синдромом Линча;
  • объем операции и возможность обойтись без облучения (по принятым в настоящее время рекомендациям) у больной раком груди с синдромом Ли-Фраумени (Li-Fraumeni);
  • выбор протокола химиотерапии у больных раком поджелудочной железы / яичника / молочной железы с мутацией в BRCA;
  • подбор лечения в рамках клинических испытаний, либо лекарств, не предусмотренных «корзиной здравоохранения», исходя из наследственного профиля больного — данная область будет неуклонно развиваться и расширяться в ближайшие годы.

Принимая во внимание все эти соображения, мы недавно открыли онкогенетический центр в рамках онкологического сектора, как принято в крупнейших медицинских учреждениях мира, специализирующихся на лечении рака. Наличие онкогенетического центра дает и другие неоценимые преимущества: во-первых, возможность в кратчайшие сроки предоставить лечащему онкологу информацию, могущую повлиять на выбор лечения для больного; во-вторых, повышение доступности упомянутых тестов для пациентов, что позволяет начать обследование как можно раньше (учитывая, что оно может затянуться по тем или иным техническим причинам). Все исследования проводятся под одной крышей, так что врачи, ведущие больного, имеют возможность обмениваться информацией. Центр рассчитан, разумеется, не только на новых больных, но и на тех, кто лечится давно и в настоящее время находится в стадии наблюдения. Мне неоднократно доводилось сталкиваться в рамках наблюдения с пациентами, которым диагноз был поставлен давно, однако на генетическую консультацию они по тем или иным причинам до сих пор не были направлены. Встречаются и такие, которые обследовались и получили отрицательный результат, однако тестирование было далеко не полным.

Whatsapp with a Doctor
Answer within 3 hours
Узнать цены NOW
Связаться с нами