О лечении рака груди в Израиле

Рак груди – одно из самых распространенных в Израиле злокачественных опухолевых заболеваний: в стране ежегодно регистрируется около 4000 новых случаев.

25, Дек 2019

Продление жизни

По словам проф. Моше Инбара, бывшего заведующего института онкологии Тель-Авивского медицинского центра Сураски (Ихилов), показатель летальности при этом недуге снижается. «В последние 15-20 лет мы видим снижение показателей смертности от рака груди, — говорит специалист. – Связано это с двумя факторами (какой из них важнее, мы не знаем). Один из них – профилактика. Если у женщины была обнаружена опухоль, и мы ее удалили, рака у пациентки на данный момент нет. В то же время, мы знаем, что патологические клетки могут циркулировать в крови. Поэтому мы назначаем дополнительное лечение, которое во многих случаях предотвращает рецидив. Второй фактор – раннее выявление заболевания. Чем раньше поставлен диагноз, тем меньше риск прогрессирования опухолевого процесса и его распространения в организме. Указанные обстоятельства снизили смертность от рака груди на 1/4 -1/3. С другой стороны, высокая заболеваемость (одна из 8 женщин или даже немного больше) делает рак груди одной из наиболее актуальных проблем онкологии.

Как объясняет проф. Инбар, штатный профессор медицинского факультета им. Саклера в Тель-Авивском университете, а также учредитель и первый председатель секции рака груди в Ассоциации онкологов, под раком груди понимается целая группа различных заболеваний. Среди них – так называемый «рак нулевой стадии», т.е. предраковое состояние, когда опухоль не имеет тенденции к распространению. Частота выявления таких случаев составляет 800-900 в год. При предраковой опухоли метод выбора — хирургическое вмешательство, т.е. удаление новообразования. Иногда в программу лечения включается также облучение, иногда – профилактический курс терапии Тамоксифеном, призванный предотвратить рецидив заболевания или его распространение на вторую молочную железу.

«Рак нулевой стадии» в строгом смысле не рак – то есть, он не может убить женщину. В то же время, он может «убить» грудь, а в 20-30% случаев превращается в классический рак груди. Поскольку мы не можем знать, когда существует реальная угроза перерождения и когда нет, мы лечим все предраковые опухоли.

Чем раньше обнаружен недуг, тем выше шанс на выздоровление. По словам проф. Инбара, при размерах злокачественной опухоли до 2 см шанс на полное выздоровление составляет 85-90%. Каждый пораженный подмышечный лимфатический узел понижает шанс на 6-7%. Если поражены 10 узлов, шанс на выздоровление составляет 30%.

При наличии метастазирования – т.е. в тех случаях, когда раковые клетки мигрировали из молочной железы и лимфатических узлов через кровоток в кости, в плевру, в легкое, печень и мозг (в приведенном порядке) – прогноз неблагоприятный. Тут медицина продвигается крайней медленно, фактически приходится констатировать застой, отмечает проф. Инбар. «Я работаю онкологом 42 года, — говорит он. — Когда я только входил в эту область – лечение метастатической формы рака груди – средства медицины были очень ограниченны. Продолжительность жизни пациенток составляла тогда в среднем полтора года. На сегодня мы добились 2,5-3-летней выживаемости. Этот показатель, правда, вдвое выше прежнего, но о том ли я мечтал эти сорок лет? Конечно же, нет».

«Со всеми новыми методами лечения мы добились продления жизни на считанные месяцы, — сетует проф. Инбар. — Исключение составляют пациентки с положительными рецепторами к Герцептину. В таких случаях удается продлить жизнь ориентировочно на 5 лет. Речь идет об особой группе рака груди: с биологической точки зрения это наихудший вариант, поскольку он генетически обусловлен; в то же время, в нашем распоряжении имеются столь эффективные лекарства, что срок продления жизни после постановки диагноза в 3-4 раза превышает стандартный».

Медикаментозная терапия

Одно из изменений в концепции лечения – принцип минимализации. «От тотальных резекций мы перешли к органосохраняющим операциям, — поясняет профессор Инбар, — от диссекции подмышечной области (операции, в ходе которой извлекается большая часть жировой клетчатки, в которой содержатся лимфоузлы) – к удалению пораженных лимфоузлов, что стало возможным благодаря тесту на выявление сторожевого (сигнального) узла. Тем самым отпадает необходимость в обширной операции и удается избежать инвалидизации пациенток. Количество сеансов облучения для женщин 50 лет и старше мы также снизили – с 33 до 15-20».

Исследования, направленные на поиск новых методов лечения, ведутся все время, однако, по словам проф. Инбара, некоторые новшества пока неприменимы. «Одно из них – лекарство под названием Parp, — рассказывает он. — 8 лет назад кричали, что это чудо-средство от рака груди. Но вопль утих, когда исследования показали неэффективность препарата на III стадии. Тема была поднята вновь два года назад, когда лекарство было произведено в другой химической модификации. В настоящее время оно проходит испытания».

Мы наблюдаем в настоящее время и прогресс, связанный с применением лекарства Авастин. «К моему величайшему сожалению и удивлению, препарат утвержден в Израиле, но не включен в «корзину здравоохранения» (список субсидируемых государством средств), — отмечает проф. Инбар. – В Европе его назначают в рамках курса химиотерапии первой линии при метастатической форме рака, в США – нет. Я применяю данный препарат как средство первой линии. Авастин не продлевает жизнь, но позволяет быстро достичь ремиссии. Другое новшество – разработка лекарств, нейтрализующих резистентность к гормональной терапии. Токсичность препарата столь высока, что у некоторых пациенток отмечается выраженная непереносимость. Тем не менее, он продлевает жизнь на 8 месяцев, а это немало».

И у мужчин… тоже

Что касается возраста пациенток с раком груди, проф. Инбар отмечает все больше молодых женщин, в т. ч. в возрасте 24 лет. Некоторые обследуются благодаря осведомленности о генетическом тестировании, некоторые следуют рекомендациям по профилактическим тестам с целью раннего выявления заболевания.

Рак груди встречается и у мужчин – по статистике на каждые 100 женщин приходится 1 мужчина с данным диагнозом. Поскольку категория таких больных сравнительно малочисленна, для мужчин не вырабатывалась специальная схема лечения – подход в принципе тот же, что и применительно к женщинам. Более того: если раньше принято было считать, что мужчины не должны возражать против тотальной мастэктомии, что им это должно быть безразлично, то сейчас практика показывает, что многие их них предпочитают удаление опухоли и облучение. Соответственно и врачи планируют лечение с учетом пожеланий пациентов.

Whatsapp with a Doctor
Answer within 3 hours
Узнать цены NOW
Связаться с нами